ДЕНЬ РОССИИ
ETC (Швеция): членство в НАТО — неверный путь
14:33, 12 января 2021

Швеция не должна вести себя так, чтобы у России был повод считать, что она намерена вступить в НАТО, тем самым готовясь к войне. Нельзя и давать ложные надежды США. Об этом пишут бывшие послы Швеции в Москве и Вашингтоне, обеспокоенные курсом страны в области политики безопасности.
Свен Хирдман (Sven Hirdman), бывший посол в Москве и заместитель министра обороны; Рольф Экеус (Rolf Ekéus), бывший посол в Вашингтоне и Верховный Комиссар по делам национальных меньшинств:
Как нам обеспечить безопасность Швеции? Необходимо снизить напряжение между большими державами. Но для этого нужна честная и предсказуемая политика в области безопасности. А с этим у нас сейчас дела идут плохо.



Самая страшная угроза нашей безопасности — новая война крупных держав, которая может разразиться в Европе и вылиться в российскую атаку на Швецию. Но если войны или провокаций не будет, маловероятно, чтобы Россия напала на нашу страну. И вот почему.

1. Швеция не представляет собой стратегической цели для России, наши земли не играют никакой роли в ее политике по объединению нации, и у нее нет к нам исторических территориальных претензий.

2. Нападение России на Швецию — государство, которое уже 200 лет не входит ни в какие альянсы, — подорвало бы устоявшийся в Европе порядок в области политики безопасности и привело бы к мощной ответной реакции, в первую очередь со стороны ЕС и НАТО.

3. Потери, связанные с военным нападением на Швецию, во много раз превышают для России потенциальную выгоду. Россия окажется в еще большей экономической и политической изоляции. Вы не найдете никого в России, кто был бы заинтересован в таких агрессивных планах или поддерживал бы их.

4. Россия не Советский Союз. Странно, что некоммунистическая Российская Федерация, живущая по законам рыночной экономики и управляемая президентом Владимиром Путиным, похоже, пугает Швецию больше, чем диктатура СССР под руководством Иосифа Сталина и его преемников, захвативших пол-Европы.

В нынешней ситуации и нападение России на Финляндию в высшей степени маловероятно. Россия вряд ли нападет и на балтийские страны и Польшу, ведь их защищает членство в НАТО и войска альянса, размещенные на их территориях. Совершенно неправдоподобно предположение, что Россия станет намеренно атаковать западноевропейские государства, если ей не будет угрожать очень серьезная опасность. Для российского руководства это стало бы самоубийственным решением, и российский народ не поддержал бы его.

Можно отметить, что председатель Военного комитета НАТО генерал Петр Павел в интервью ТАСС в ноябре констатировал, что НАТО не видела, чтобы Россия нарушала границы балтийских государств. Аргумент, что военные конфликты России с Грузией в 2008 году и Украиной в 2014 году свидетельствуют об агрессивной российской политике, которая может затронуть и Западную Европу, тоже не выдерживает критики. Эти конфликты выросли из этнических и других противоречий: ранее они вплетались в государственную структуру СССР, а после его распада вышли на поверхность. Их нельзя считать прецедентом, на основании которого можно предсказывать поведение России по отношению к западноевропейским странам, о чем часто говорят во время шведских дебатов об обороне.

Серьезные изменения, которые привлекли внимание окружающего мира, и не в последнюю очередь России, касаются последовательных реформ шведской политики безопасности, происходящих с начала 1990-х годов. Они подразумевают, что мы постепенно отказываемся от принципа неприсоединения к альянсам, которого придерживались 200 лет — с 1812 года, когда Карл XIV Юхан своей доктриной обозначил, что Швеция должна держаться в стороне от конфликтов крупных держав. Они коснулись нашей политики, действовавшей с конца XIX века по 1991 год и заключавшейся в стремлении сохранять нейтралитет даже в случае войны в близлежащих регионах. Этой позиции мы придерживались во время обеих мировых войн. Однако, хотя мы по-прежнему и заявляем, что не присоединимся ни к каким военным альянсам, с 1991 года мы шаг за шагом все теснее связываем себя с НАТО и США.

Из-за этих изменений в политике безопасности и обороны Швеция оказалась в уязвимом положении, тогда как окружающий мир, в том числе Россия, теперь может сделать вывод, что в случае военного конфликта в Северной Европе Швеция встанет на сторону США, разрешив американцам вести военную деятельность на шведской территории.

Так что для Швеции действительно важен вопрос, что мы можем сделать, чтобы снизить вероятность конфликта сверхдержав в Европе, от которого мы сами можем пострадать.

А сделать мы можем немало: само собой, мы должны и дальше наращивать всестороннюю тотальную оборону, заточенную в первую очередь на длительную защиту страны, а не на участие в военных операциях США и НАТО за пределами территории Швеции. Вместе с Финляндией мы должны попытаться не допустить военного присутствия иностранных государств на нашей большей общей территории, превратив ее в разделяющую сверхдержавы зону низкого напряжения. В финской стратегической доктрине сказано, что Финляндия не позволит, «чтобы ее территорию использовали во враждебных целях против других государств». Швеция должна взять на себя такое же обязательство.

Сотрудничество между другими скандинавскими государствами следует продолжать укреплять. В Норвегии идут оживленные дебаты, не стала ли страна слишком зависима от американских великодержавных интересов, и не следует ли ей вместо этого лучше укреплять сотрудничество с другими государствами Скандинавии.

Единственная реальная угроза для безопасности Швеции — это конфликт сверхдержав в Европе и близлежащих регионах. Сколько бы мы ни наращивали вооружения, мы не можем гарантировать, что нас не втянут в такой конфликт. Членство в НАТО или военный союз с США нам в этом тоже не помогут, потому что в этом случае мы превратимся в одну из целей. Что нужно делать — так это бросить все наши внешнеполитические и дипломатические силы на то, чтобы попытаться снизить напряженность между сверхдержавами, а значит, и риск конфликта, от которого пострадаем и мы. Для этого нужно пересмотреть политику безопасности Швеции с учетом опыта, вынесенного из двух мировых войн и холодной войны, а также по результатам анализа наших практических интересов.

Не умаляя значения правильных ценностей, надо признать, что лишь на них одних построить политику безопасности страны нельзя. В разных культурах ценности и исторический опыт отличаются, а значит, и интересы разных стран различны. Если этого не понимать, политика становится нереалистичной.

К тому же для небольшой нации очень важно вести честную и предсказуемую политику безопасности. Финляндия, Швейцария и Австрия могут служить тому хорошим примером, а вот у Швеции все не так хорошо. И сам шведский народ, и соседние страны, и сверхдержавы сейчас не вполне уверены, какую же политику будет вести наша страна в случае, если мы окажемся в ситуации кризиса. И для нас это очень вредно.

Швеция не должна вести себя так, чтобы у России был повод считать, что мы намерены вступить в НАТО, тем самым готовясь к войне. Точно так же мы не должны и внушать такую надежду США.

https://inosmi.ru/politic/20210112/248887137.html

Комментарии