ДЕНЬ РОССИИ
Утром — интеграция, вечером — дешевый газ: какие поправки в отношения Москвы и Минска внесли в Сочи
20:28, 11 февраля 2020

Переговоры в Сочи оказались не самыми приятными для Александра Лукашенко. Он не смог добиться своего ни по ценам на газ, ни по поставкам нефти. Отдельно журналисты отметили, что президент Белоруссии не вышел с комментариями после переговоров. По сообщениям СМИ, он хотел 94$ за тысячу кубометров газа и нефть за 70% от мировой цены. В итоге удалось сохранить газовые расценки на прошлогоднем уровне, а нефть Белоруссии посоветовали закупать "где угодно", хоть у США, как и предлагал госсекретарь Помпео, недавно посетивший Минск. Дмитрий Лекух рассказывает, как белорусского соседа отправили за нефтью на рынок и вежливо ему рассказали, что сначала надо исполнять соглашения, а потом что-то требовать.



Визит Александра Лукашенко в сочинскую Красную Поляну нельзя назвать уж совсем бессмысленным: скорее, он получился неожиданно скучен и вяловат на события, что называется, прошел "без огонька". По газу ожидаемо договорились, причем на более или менее компромиссном, устраивающем всех прошлогоднем уровне. А по нефти и не могли договориться, там с "налоговым маневром" принципиально другая ситуация: чтобы удовлетворить пожелания Александра Григорьевича, Россия должна была в нынешних условиях либо отказаться от сложившегося рынка, либо платить белорусским НПЗ в прямом смысле этого слова дань. Отечественная нефтепереработка, будем говорить прямо, ради ликвидации последствий, мягко говоря, удивительного "маневра" дополнительно финансируется (за счет отрицательных акцизов и т.д.) из российской казны, преимущественно региональной, кстати (это отдельный большой разговор). Но вот где найти такие российские регионы, чтобы субсидировать еще и белорусскую нефтепереработку из своих кровных, — это задача заранее вряд ли обретет популярность у народных масс.

По газу белорусские переговорщики, конечно, называли цену вокруг $94 за тысячу кубов, но, думается, по итогу должны быть более чем довольны итоговой прошлогодней $127, потому как обозленные отсутствием интеграционных телодвижений российские переговорщики уже начинали поговаривать о "формуле ЕАЭС" — тоже вполне "союзных" $152 за тысячу куб. метров. И никаких разумных аргументов против "интеграции в рамках ЕАЭС" белорусы привести изначально не могли.

Но банально на большее не наработали: обещания любви так и остались обещаниями любви, поэтому в ответ делегация Лукашенко получила такое же туманное, как обещание любви, обещание денег. Но только после самой любви, а не после ее "обещаний" — баш на баш, исключительно постоплата. А то потом у вас, Александр Григорьич, простите, "то месячные, то голова болит".

Может, лучше в хоккей? В общем, в него и сыграли. Правда, уже после того, как уже солидарно договорились: компромисс по газу найден, и обе стороны совершенно точно могут считать это победой и заносить в актив. Александр Лукашенко получил все-таки нужную для него цену хотя бы в $127 за тысячу кубометров без остального "интеграционного" пакета и вместе с ней некоторую возможность "продышаться". Для "Газпрома" же и российских фискальных ведомств белорусское "кусочничество" давно понятное и неизбежное зло. Да и, в конце концов, газ Белоруссия покупает у нас для себя, а не на перепродажу по разным хитрым схемам, как это случается с нефтью и нефтепродуктами. Тут проще не ругаться: в общем, компромисс глупо было бы отрицать.

По нефти так же ожидаемо не договорились, да и не могли договориться чисто технически: к "налоговому маневру" в нефтянке есть масса вопросов и у самих добывающих и прежде всего перерабатывающих структур внутри России. Он выгоден только с точки зрения "группы тотальной бухгалтерии", развитию отечественной переработки он объективно вредит.

И именно этот вред и компенсируется сложной системой льгот нефтепереработке и сетевой торговле нефтепродуктами как на внутреннем рынке, так и в случаях "экспортных моделей": раз уж государство выбрало такой, с моей точки зрения, не самый разумный вариант с НДПИ, то надо быть последовательными и не давать загнуться собственной переработке. Ну, а кормить государевыми русскими деньгами переработку еще и белорусскую — это могут многие удивиться, особенно если учесть, что в России недобор тех же акцизов бьет прежде всего по региональным бюджетам.

Поэтому тут все просто: хотите конкурентоспособности — платите собственным НПЗ из своего, белорусского, бюджета. Как платит за свою переработку тот же Татарстан. Там есть и федеральные деньги, ну так Татарстан и субъект в составе Российской Федерации. Встанет в один ряд с Казанью Минск — тоже будет деньги из федерального бюджета получать.

Пока-то за что? Словом, в данной конкретной ситуации Минску было чуть ли не прямым текстом предложено "обратиться к рынку". То есть договариваться с нефтяными компаниями-поставщиками напрямую: хотите с российскими, хотите — с польскими — как вам будет выгодно. Ибо уже известна примерная конкретика по знаменитому предложению Помпео обеспечить нефтью из США: оно в общем хорошее, и американские поставщики действительно с легкостью решат все проблемы Лукашенко, как и обещал американский госсекретарь. Но только в сравнении с нынешними российскими "экспортными" ценами это будет для Беларуси примерно дополнительно $2 млрд в годА в остальном — стоящее предложение. Можете, так сказать, рассмотреть. Кстати, как там "норвежские закупки"? Нормально, в жилу пошли?

И в утешение Александру Григорьевичу тут остается только сказать: российская большая нефтяная пятерка ("Роснефть", "Лукойл", "Татнефть" и др.), к которой белорусский вице-премьер Дмитрий Крутой апеллировал, никаких небольших производителей к экспортной трубе "Транснефти" не допустит. Она вся выкуплена. Но и не звери они ж какие. Так что нет никаких сомнений, что договорятся: правда, уже не на государственном уровне. Рынок-с.

Чему в подтверждение и заявление Дмитрия Крутого: Белоруссия готова покупать российскую нефть на основе мировых котировок. В этом тоже нет никакой сенсации, нормальный рабочий процесс. Равно как очевидно решаемым, хотя и также непростым, будет еще один вопрос по БелАЭС. Белоруссия просит Россию отложить время начала выплат по кредиту и снизить процентную ставку. И хотя говорить об окончательных договоренностях пока рано, вопрос рабочий. Что-нибудь в ближайшее время да решат.

Здесь важнее другое, что полностью меняет структуру наших отношений, включая Союзное государство, от которого никто не отказывается. И Александр Лукашенко по-прежнему в этой структуре отношений рассматривается как "свой", абы кого с Путиным в хоккей играть не позовут. Но вот только в схеме "нефть и газ в обмен на интеграцию" появилось кое-что новое: просто слов о братской любви уже недостаточно. Переходим на бартер: утром — интеграция по понятным и взаимовыгодным схемам, вечером — по этим же схемам — дешевые нефть и газ.


Комментарии