ДЕНЬ РОССИИ
ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ВЫДУМАЛ УКРАИНУ И ЕЕ ИСТОРИЮ
19:04, 3 мая 2017
100 лет тому назад президентом Центральной Рады был избран Михаил Грушевский




У великого украинского писателя-юмориста Остапа Вишни есть просто замечательные строки: «Был когда-то, как вы знаете, недоброй, бородатой памяти профессор Грушевский. Он научными своими разведками окончательно и убедительно доказал, что вот та обезьяна, от которой, по Дарвину, произошел человек, — так обезьяна та была из украинцев. И что вы думаете, так и могло быть, потому что при раскопках неподалеку от речки Ворсклы, как говорит профессор Грушевский, нашли два волоска — один желтый, другой — голубой. Так желтый волосок — с правого той обезьяны уха, а голубой — с левого. Против фактов не попрешь».

Михаил Грушевский в украинской национальной мифологии — личность выдающаяся. Во-первых, так как именно он эту мифологию изначально создавал, а, во-вторых, так как его считают «первым президентом Украины» (что, кстати, в корне не верно). Вот только о подробностях биографии «великого украинца» сегодня в Киеве говорить очень не любят. А зря. Ведь в ней было просто море всего интересного. В частности, она позволяет понять то, откуда взялись «древние украинцы» и государство «Украина-Русь» в современных школьных учебниках…

Михаил Сергеевич появился на свет в 1866 году в Холме (сегодня это территория Польши) в уважаемой семье. Его отец был преподавателем русского языка и автором учебника по церковнославянскому языку, официально принятого Министерством образования Российской империи. Михаил получил в наследство от отца авторские права на книгу, что позволило ему вести безбедную жизнь, занимаясь общественно-политической и научной деятельностью за счет государственной казны. В юности Грушевский несколько лет прожил в Тифлисе, после чего поступил на историко-филологический факультет Киевского университета, который он окончил в 1890 году. Благодаря прилежной учебе и покровительству некоторых преподавателей, Михаил по выпуску остался при университете, где в 1894 году защитил магистерскую диссертацию, после чего в его жизни начались потрясающие метаморфозы.

Здесь нужно сделать необходимую оговорку. Термин «украина», известный по летописям еще с XII века, столетиями использовался исключительно как имя нарицательное. Обозначал он «пограничье». «Украины» были как киевские и черниговские, так и рязанские, амурские. Как более ли менее устоявшееся название по отношению к территории современной Украины его начали применять лишь с конца XVIII — начала XIX столетия. Причем, без какой-либо этнической нагрузки. Даже в «Кобзаре» у Тараса Шевченко термин «украинец» отсутствует в принципе. Идея «инаковости» населения территории современной Украины возникла в первой половине XIX столетия с подачи польских и российских революционеров, пытающихся таким незамысловатым образом ослабить российское самодержавие. «Широкие народные массы» же четко идентифицировали себя с русским народом.

Переломный момент в том, что позже назовут «украинизацией», произошел в середине XIX века в Австрии. Руководство империи сообразило, что русское население Галичины и других подконтрольных Вене земель, тяготеет к России. Поэтому из местных русских методом кнута и пряника (угроз и щедрых посулов) начали ковать новую этническую общность — для начала русинов или рутенов.

Официальная Вена прямым текстом донесла до подвластного ей славянского населения, что на какую-либо поддержку оно может рассчитывать только в том случае, если откажется от совместной этнической идентификации с русскими. Постепенно австрийские власти пришли к тому, что «национальный вопрос» можно попытаться использовать для расширения собственных границ за счет восточного соседа. Безобидную упрощенную азбуку-«кулишовку», созданную для обучения крестьянских детей грамоте, преобразовали в украинский национальный алфавит. На территории Малороссии начали финансировать создание «культурно-просветительских организаций», пропагандирующих «инаковость» населения юго-западных регионов Российской империи. Жителям Карпат стали объяснять, что они «один народ» с жителями Поднепровья, но только не русский и не российский, а некий совершенно отдельный. Представителей «новоиспеченного этноса» при этом называли по-разному: украинцы, малороссияне, русины, южнорусы. Задумка австрийского правительства понравилась и властям стремительно крепнущей Германии, которая начала проявлять оживленный интерес к событиям, происходящим в Киеве.

На этом этапе к большой пропагандистской игре и был подключен Михаил Грушевский. В 1894 году австрийские власти «выписывают» его во Львов, дают кафедру в местном университете и выделяют щедрое финансирование. Грушевский по заказу спонсоров практически сразу выдает на-гора концепцию беспрерывного этногенеза украинцев со времен существования антских племен и Древнерусского государства, которое, по словам ученого, являлось «украинской державой».

Он публикует несколько небольших исследований по «истории Украины» и садится за написание многотомной «Истории Украины-Руси». В «конкурсе» на лучшие «топоним и этноним» побеждают термины «Украина» и «украинцы». Грушевский утверждает, что термин «Украина» стал именем собственным еще в XVI веке, правда, не удосуживается привести в подтверждение своих слов хотя бы сколько-либо убедительные доказательства. Из трудов Грушевского это ничем не доказанное утверждение пойдет кочевать по массе учебников и пособий… По данным российской контрразведки, Грушевский все это время получает щедрое вознаграждение от австрийских специальных служб. На эти средства он выпускает печатную продукцию, регистрирует общественные организации, принимает участие в работе Украинской национально-демократической партии.

При этом профессор, сохранивший российский паспорт, все активнее начинает навещать империю, где оказывается фактически «под колпаком» у контрразведчиков. В 1910 году жандармы фиксируют постоянные контакты Грушевского с австрийским консулом в Киеве, которому ученый передает некие материалы. Во время обыска его жилья устанавливается, что Грушевский хранил у себя антироссийскую литературу и бухгалтерские записи, свидетельствующие о его подрывной деятельности против России за австрийские деньги.

В 1914 году на фоне приближения и начала Первой мировой войны Грушевский резко активизирует антироссийскую и проавстрийскую пропаганду. Во время очередного визита в Киев его задерживают жандармы. При обыске по месту жительства у Михаила опять находят печатную продукцию антироссийского содержания и отправляют его в ссылку в Симбирск. Однако пробыл там Грушевский недолго. В его поддержку массово выступает либерально-демократическая интеллигенция, завалившая Санкт-Петербург своими посланиями в поддержку проавстрийского профессора.

Сначала его переводят в Казань, а в 1916-ом — в Москву. После Февральской революции он немедленно возвращается в Киев, где его к тому времени уже избирают заочно на должность председателя Украинской Центральной Рады. Бывший ранее записным либералом, Грушевский на глазах «левеет» и становится одним из учредителей Украинской партии социалистов-революционеров. 19- 21 апреля на Всеукраинском национальном съезде его переизбирают президентом Украинской Центральной Рады. Никаким «президентом Украины» он при этом не был: сама его должность называлась иначе, а Украина на тот момент не обладала даже автономией в составе России.

В ноябре 1917 года Грушевский избрался по Киевскому округу во Всероссийское учредительное собрание. В январе 1918-го он буквально несколько день побыл виртуальным «главой государства» (уже существующая только на бумаге Украинская Народная Республика провозгласила о своей независимости). В начале февраля 1918 года представители Центральной Рады подписали с Берлином и Веной мирный договор, согласно которому Украина была оккупирована Германией и Австро-Венгрией.

В апреле Павел Скоропадский с подачи немцев разогнал Центральную Раду, но карьера Грушевского на этом не закончилась.

В 1919 году «экс-президент ЦР» переехал в Австрию и даже основал социологический институт, но дела у него там шли «не очень» (по понятным причинам, бывшим спонсорам было уже совсем не до него). Поэтому некогда возглавлявший антибольшевистское сопротивление, Грушевский стал проситься разрешить ему вернуться в Россию. В СССР в это время как раз разворачивалась кампания по «коренизации», и предложения беглого профессора оказались как нельзя кстати. В 1924 году ему разрешили вернуться, дали место профессора в Киевском университете, сделали его действительным членом Академии наук СССР и назначили на ряд научных должностей. С его подачи в советские учебники перекочевала концепция о наличии отдельного украинского этноса (хоть и не со времен антов, как ему того хотелось бы).

В 1931 году Грушевский был задержан по обвинению в «контрреволюционной деятельности», но вскоре вышел на свободу. Зато репрессиям после этого массово подверглись его ученики и сотрудники. Некоторые историки утверждают, что сдать их мог именно «экс-президент».

В 1934 году Грушевский умер. Его работы в связи со сворачиванием политики коренизации были запрещены. Семья Грушевского подверглась репрессиям по доносу его же ученика — Константина Штеппы, который сначала был белогвардейцем, затем — осведомителем НКВД, в годы войны — агентом гитлеровской СД, а после ее завершения — сотрудником ЦРУ…

Труды Грушевского всегда подвергались ожесточенной критике со стороны научного сообщества. От участия в дискуссиях, когда от него требовали опираться на факты, Михаил Сергеевич обычно отказывался (как это было в случае с Иваном Линниченко, от полемики с которым создатель концепции Украины просто уклонился). Как отдельные приведенные Грушевским факты, так и его концепция в целом в годы Великой Отечественной войны активно использовались в пропагандистских целях гитлеровцами, а после 1991 года — без дополнительной проверки были перенесены в украинские школьные и вузовские учебники. И теперь на основе идей Грушевского о «древних украинцах» и «Украине-Руси» куется новая антинаучная нацистская идеология.

Портрет Грушевского красуется на украинской 50-гривенной купюре, в его честь названа улица в центре Киева, в украинской столице ему установлен памятник. Но о некоторых деталях в его биографии на Украине, как уже говорилось выше, вспоминать не любят. Ну как объяснить школьникам и студентам, почему «великий украинец» униженно просил принять его назад из «просвещенной Европы»? Как прокомментировать факты его работы на австрийскую разведку? А затем — странную лояльность к нему со стороны советских правоохранительных органов?

Современники Грушевского недолюбливали. Писатель-юморист Остап Вишня посвятил антинаучным идеям Михаила Сергеевича саркастический материал под красноречивым называнием «Тридцать сребреников», несколько фраз из которого мы процитировали в начале статьи.

До Грушевского «украинская концепция», которую продвигали австро-венгерские и германские спецслужбы, не была стройной и монолитной. В своей наукоподобной беллетристике Михаил Сергеевич банально обманывал людей, заставляя их верить в выдуманные им самим факты. Потом его концепцию приняли на вооружение бандеровцы, резавшие под рассказы о былом величии «украинорусов», женщин, детей и стариков по приказу гитлеровцев. Сегодня, благодаря оплаченным австрийскими спецслужбами сто с лишним лет назад сказкам, украинские школьники вскидывают руки в нацистском приветствии, а на Донбассе льется кровь. Выбери австрияки на место Грушевского кого-то другого, смог бы он действовать так же эффективно? Неизвестно… Роль личности в истории все-таки недооценивать не стоит…
http://perepostil.ru/blog/43281627331/CHelovek,-kotoryiy-vyidumal-Ukrayinu-i-ee-istoriyu?utm_campaign=transit&amp%3Butm_source=main&amp%3Butm_medium=page_0&amp%3Bdomain=mirtesen.ru&amp%3Bpaid=1&amp%3Bpad=1

Комментарии